23:13 

Фух. 11-ый фух.

[ razzmatazz ]
- Эй, зачем ты носишься с трупом? - Не слушай их, любовь моя! Пойдем, я покажу тебе Венецию...(с)
И первым делом я хочу выразить огромную благодарность своей бете, которую я безбожно заморочила с текстом, вывалив на нее 28 страниц ошибок и мерзкой тавтологии :)
Даже после такого долгого перерыва чудесный Мирр сразу выразил готовность помочь, чему я жутко рада.
Тут, правда, еще могут быть косяки, которыми бет несколько недоволен, но все тапки мне, как той, кто хочет просто выкинуть уже этот взвар на дневник. А то висит эта глава над моей головой, и тормозит следующую :/

Название: End Of The Beginning
Автор: [ razzmatazz ]
Дисклеймер: Яна Тобосо
Бета: Leda Lutke, она же Mirr Dollz
Жанр: romance, angst, POV
Размер: Планируется макси
Пейринг: Себастьян/Сиэль
Рейтинг: NC-17, будет точно, но не в первых главах.
Статус: В процессе
Предупреждения: AU, OOC, секс с несовершеннолетним, насилие, жестокость. Ах да, никаких демонов и контрактов)
Размещение: Кому вообще придет в голову это размещать... Если вдруг да, то пожалуйста.
От автора: Критика приветствуется и автором воспринимается адекватно, но просьба сильно не придираться) Наличие комментариев будет радовать и сподвигать на самосовершенствование)
Посвящается: Г.Н.

Глава 11

читать дальше

@темы: End Of The Beginning, Kuroshitsuji, Себастьян/Сиэль, Фикрайтеровское

URL
Комментарии
2014-04-25 в 23:17 

[ razzmatazz ]
- Эй, зачем ты носишься с трупом? - Не слушай их, любовь моя! Пойдем, я покажу тебе Венецию...(с)
Приподняв худое тело мальчика, Джейкоб усадил его на стол. Массивный дубовый стол. Горло Сиэля сдавило, на мгновение он похолодел, вспомнив похожий предмет мебели и как все тогда... Было... Тогда его...
- Что мы будем делать? - напряженно спросил он своего новоявленного партнера по внеплановой проверке сексуальной ориентации. Тот внимательно и как-то неверяще смотрел в лицо Фантомхайва.
- А что ты хочешь?
- Проверить, что мне понравится и насколько.
- Ты не делал такого раньше?
- Нет. Такого - нет. Почему ты спрашиваешь? - возмутился Сиэль, и тотчас спросил себя, не звучит ли это как признание собственной некомпетентности в подобных... Взрослых вопросах.
Остин отвел глаза.
- Я думал... Извини, но мне показалось ты и твой опекун. Ну, вместе.
Сиэль поджал губы и нахмурился. Вот вам и пожалуйста: такие подозрения. И уж виноват в них явно не он, о нет, его никто не обвинит в том, что он подкинул пищу для подобных предположений. Чертов Себастьян. И чертов Остин. Слишком проницательный.
- Ему двадцать шесть, ты в курсе? - с издевкой поинтересовался Сиэль. - И да, он мой опекун. А еще бывший моей кузины. Которая погибла. - многозначительно добавил мальчик, чуть помедлив. Раз уж ты такой догадливый, давай, сделай правильные выводы сам, Джейк. Взгляд приятеля стал цепким.
- Что-то имеешь в виду?
Сиэль улыбнулся.
- Да. Я имею ввиду, что раз уж ты начал это, тебе следует не разочаровать меня, и доставить удовольствие.
- Это именно то, чего я хочу сам...
Джейкоб расстегнул оставшиеся пуговицы на мокрой рубашке мальчика. Прохладные пальцы левой руки коснулись влажной бледной кожи, освободив объект своего вожделения от тонкого слоя хлопчатобумажного продукта одежной промышленности, Остин прижался губами к его шее, от чего Сиэль тихо вздохнул, ощутив, как усиливается его собственное возбуждение. Густая грива его рыжих волос щекотала его грудь, когда спустившись ниже, парень начал лизать и осторожно целовать взасос розовые соски мальчика. На вкус как апельсиновый сок, и пахнут так же - цитрусом. Сиэль вздрогнул и потянулся руками к этим жестким волосам, даже не пытаясь сдержать рваный вздох удовольствия, вызванный действиями парня.
- Поэтому нет смысла запугивать меня, - закончил тот, смотря снизу вверх на раскрасневшегося Сиэля, и вновь потянулся к его губам.
Сиэль развел в сторону ноги, притягивая Остина ближе, бесстыдно потерся о его пах. Ему хотелось расстегнуть штаны, и чтобы Остин тоже разделся... Во всяком случае, хотя бы частично.
- Сделай мне хорошо, - приказал он безапелляционным тоном, облизывая пересохшие губы и переводя взгляд вниз, туда, где руки одноклассника расстегивали молнию на его шортах, стягивая их с бедер, оставляя объект своего желания в расстегнутой рубашке, гольфах и черных туфлях с небольшим каблуком - он всегда выбирал такие, чтобы казаться выше.
Член Сиэля уже стоял - твердый, с нежной розовой головкой, и мальчику отчаянно хотелось прикоснуться к нему, сжать и двигать рукой по всей длине - сначала медленно и размеренно, потом резче и сильнее, пока желанный оргазм не сведет судрогой низ живота, а все мысли, забивающие голову, делающие ее лишь тяжелей, не унесутся прочь, став далекими и неважными. Только в этот раз он не хотел, чтобы это была его собственная рука. Он хотел чужую.
Он припомнил время, когда он жил с Маргарет и Аннабелой, и с удивлением отметил, что тогда у него не было интереса к подобным способам расслабиться и снять напряжение. Все это началось с появлением Себастьяна, до этого Сиэль вообще старался не думать о чем-то, хоть отдаленно связанном с сексом. Впрочем, ничего удивительного: учитывая обстоятельства, при которых он занялся им первый раз, секс был для него отвратителен и не вызывал никаких ассоциаций кроме насилия и унижения. Ну и продолжения рода - вопрос, которому ему рано или поздно придется уделить внимание. Еще не скоро - потом.
Теперь, живя у Себастьяна, он регулярно растягивал время водных процедур и причина была отнюдь не в том, что ему требовалось больше времени, чтобы привести себя в порядок.
Сиэль занимался самоудовлетворением.
Увлеченно, с удовольствием, регулярно - каждый день. Утром или вечером. Или утром и вечером.
Ласкал себя лежа в теплой ванне, не торопясь и растягивая удовольствие, наспех дрочил, опираясь одной рукой о холодный умывальник - ему хотелось все чаще, а мальчик знал только один способ справиться с возбуждением - дать ему выход. И он делал это с собой, кончал, а потом выпрямлялся и разглядывал в зеркале отражение собственного лица: раскрасневшегося, с налитыми кровью губами и расширившимися зрачками затуманенных глаз.
Иногда снаружи его звал Себастьян, или стучал в дверь, спрашивая скоро ли он выйдет, просил поторопиться - тогда Сиэль чувствовал, что ему не просто жарко, а нестерпимо горячо. Он плескал в лицо холодной водой, и пока прозрачные струйки стекали за шиворот и дальше, по его разгоряченному телу, приказывал себе не думать о том, как могло бы быть, если бы однажды он забыл закрыть дверь, и Себастьян зашел бы внутрь как раз тогда, когда он...
Так порочно и сладко.
Обычно после картинок, которые ему любезно подкидывало воображение, он возбуждался снова.

Одноклассник оглаживал его бедра, словно ненароком задевая пах, и Сиэль чувствовал что хочет, что ему очень хочется прямо сейчас, здесь, немедленно. Какого черта этот болван все еще в одежде?
- Снимай! - скомандовал он.
Джейкоб снял брюки и провернув ту же операцию с плавками, явил миру собственный крепкий стояк, сочащийся смазкой. Сиэль провел пальцем по набухшей головке, размазывая скользкую прозрачную жидкость, и убрал руку, сглатывая скопившуюся во рту слюну.
"Его больше", - подумал он, ощущая укол уязвленного самолюбия.
- Как тебе? Нравится мой? - улыбнулся Джейкоб.
- Да, он... Мне нравится, - неожиданно для себя, четно признался Сиэль. Удовлетворенный его ответом, Остин обнял приятеля за талию, а затем прижался членом к члену Сиэля и, крепко обхватив их рукой, начав двигать вверх-вниз. Сиэль ощутил приятное трение и удовлетворенно охнул, потому что не прекращая своих манипуляций, он вновь присосался к его шее, вызывая приятную дрожь по всему телу. Шея и пах - наслаждение волнами расходилось от этих мест, и когда мальчик застонал, поцелуи внезапно прекратились. Опустившись на колени, парень обхватил губами аккуратный розовый член партнера. Сиэль всхлипнул и запустил тонкие пальцы в жесткие волосы Джейка, потянул за рыжие пряди, толкаясь вперед, внутрь, в теплый влажный рот. Затянутая в перчатку рука гладила внутреннюю сторону бесстыдно оголенных бедер мальчика, Джейкоб увлеченно сосал и двигал губами вдоль ствола и, сделав еще пару движений, Сиэль почувствовал, как изливается в рот Остину.
Он словно со стороны услышал свой протяжный стон и, всхлипнув, откинулся на холодный стол. Тяжело дыша, Сиэль ощущал приятную пульсацию внизу живота, чувствовал, как напряжение от испытанного только что удовольствия сменяется полным расслаблением. Руки партнера вдруг стали нестерпимо лишними на его теле, он двинул ногами, сбрасывая их, и ткнув в грудь одноклассника носом ботинка, оттолкнул недоумевающего парня.
- Тебе что, не понравилось? Я сделал что-то не так?
Сквозь отступающую слабость Сиэль поморщился, качая головой. В голове почему-то сам-собой возник образ новоиспеченного супруга девственника, расстерянного и неуверенного, который перенервничал и, забыв все данные ему опытными друзьями наставления, просто вставил куда нашел и бесхитростно поимел свою суженую, а теперь боится, что сделал что-то не так. Это раздражало, потому что он, Сиэль, не беспомощная невинная женушка, но одновременно и успокаивало - ведь из них двоих неуверенность чувствовал именно Остин, а не он сам.
- Все так, но я уже кончил. Ты теперь... - он приподнялся на локтях и огляделся в поисках воды, или хотя бы этого злосчастного апельсинового разврата - чего угодно, что можно было бы выпить: в горле нестерпимо пересохло. - Ты теперь закончи сам... Там ванная. Сам знаешь где... Иди туда, здесь и без того уже все перепачкано...

URL
2014-04-25 в 23:18 

[ razzmatazz ]
- Эй, зачем ты носишься с трупом? - Не слушай их, любовь моя! Пойдем, я покажу тебе Венецию...(с)
***
Воспаленные глаза безучастно смотрят на меня в упор, кожа бледная. Не гладкая и молочно белая, нежная и бархатистая на ощупь, а белесая как змеиное брюхо, с омерзительными бляшками псориаза на лбу и щеках. Вокруг правой руки Снейка обвивается бледная змея, и он шевелит тонкими губами, выдавая глухое:
- Привет, Джокер - говорит Уайт.
Вспоминая прошлое, он всегда был такой странный. Боялся говорить сам, а когда все же считал нужным выдать что-то, уверял что передает сообщения от имени своих воображаемых друзей или игрушек, которых держал в руках. Сейчас в его руках нет драных плюшевых медведей или кролика с оторванным ухом, вместо этого она сама в змеином кольце, и я точно уверен, что сейчас Снейк воображает, что со мной говорит его белесая подружка.
- Привет, Снейк, - говорю я спокойно и даже улыбаюсь, переводя взгляд с одной змеи на другую. - И Уайт.
Снейк серьезно кивает, не отводя от меня пустых глаз. Вообще-то, ему должно быть легче чем нам всем, его-то он никогда не трогал, считал недостаточно красивым. Но он все видел... Видел меня, Эмили, Сиэля...
Кожа Сиэля тоже бледная, но она не как брюхо ползучей твари или дохлой рыбины. Она бледная и словно светится изнутри, под ней выступают голубые прожилки вен и иногда восхитительная заря румянца, когда он чем-то смущен или злится, или когда ему хорошо...
Я вспоминаю тот свой визит к Сиэлю, и еще несколько совсем быстрых, "пока не вернулся Себастьян", и мысленно признаю, что между Снейком и Сиэлем никто не выбрал бы Снейка, ведь даже я не хочу этого делать. Но ведь он не один. Их много. И у них больше никого нет кроме нашего безумного отца. Да и у меня тоже. Его поступкам нет оправдания, но он все еще наш отец.
- Ты живешь сейчас здесь?
- Да. И Уайт и Оскар и Эмилия. Даггер тоже здесь, говорит Уайт.
Я вздрагиваю.
- Уайт спрашивает, позвать ли Даггера.
- Нет... Не в этот раз. Я пришел не за этим. Просто скажи, вас здесь много? Где остальные? Чем они занимаются?
- Здесь только я и Даггер и еще несколько из младших, говорит Уайт. Я не знаю где остальные. Уайт слышал, что Бекки теперь Бист, делает то же что заставлял ее делать тогда тот человек, только теперь ей платят.
Бекки. Если она делает то же, что делали мы все тогда, но получает за это деньги, значит находится в каком-нибудь публичном доме в Лондоне или на его окраинах. А я учусь в элитной школе для потомственных аристократов. А он живет в роскошном особняке - ах, да, простите, временно в роскошном пентхаусе, и получает все что хочет от своего дьявольски дотошного опекуна и даже... Даже и от меня он получил что хотел, а потом просто...
Закончи сам.
Я окидываю взглядом унылый пейзаж, на фоне которого пестрят разноцветные палатки. Цирк "Ноев Ковчег". Кочующие артисты в отрепьях, заключенные в голод, нищету и болезни. Еще и отвратительные животные, обвивающиеся вокруг твоих конечностей.
А Снейк всегда был хорошим мальчиком. Таким несчастным, запуганным, замкнувшемся в себе. У него нет ничего и никого, а ведь если я сделаю то, что от меня требуется, он сможет пойти в школу, есть три раза в день и вылечить свою мерзкую кожную инфекцию.
Если я сделаю то, что мне приказал наш отец, Бекки станет снова Бекки, не проституткой Бист, а храброй девочкой с темными локонами и бархатными ласковыми глазами. Я даже останусь с ней, если она опять захочет, я же не мог знать, что с ней будет так, и почему Даггер здесь, вместо того чтобы позаботиться о ней, почему... Почему вообще все так?
- Я сейчас работаю над тем, чтобы мы опять собрались все вместе, слышишь, Снейк? Как тогда, раньше. Но нет, больше отец нас не тронет, слышишь? Мне восемнадцать, ты на год младше. Бекки тоже взрослая, и Даггер - мы все выросли, и теперь отец просто позаботится о нас и больше ничего, понимаешь? Для этого я должен сделать для него кое-что, а потом все будет хорошо.
- Уайт только не хочет как раньше, - глухо шепчет Снейки и умоляюще смотрит на меня. - Уайт говорит, что если ты пришел говорить, что вернешь все назад, то лучше Джокеру уйти. Сейчас гораздо лучше чем тогда. Что бы не произошло, это будет лучше чем приют.
- Ты не слушаешь меня, Снейк, - я выдавливаю из себя беззаботную улыбку и дергаю его за прядь светлых волос. - Говорю ведь, как тогда больше не будет. Я сделаю кое-что для отца, а он за это будет платить нам так, что тебе больше не придется торчать здесь, а Бекки не придется работать, и Даггеру тоже. Вот, смотри, - я вынимаю из кармана пакет с деньгами и передаю в свободную руку Снейка. Тот недоуменно смотрит на деньги, потом опять на меня.
- Видишь, он передал вам деньги. Через меня. И если у меня все получится, так будет всегда. А вы его даже не увидите больше.
Мой голос убедителен как никогда, я складываю пальцы Снейка, так что теперь они сжимают бумажный пакет, он вынимает свою руку из моей, и запихивает пакет в карман своего причудливого костюма.
- Вы поделите на всех, тут много. А я скоро опять приду, хорошо?
Он кивает, и внимательно рассматривает меня, не лицо а одежду, и я понимаю в чем дело: я-то не одет как актер захудалого цирка, на мне новые ботинки, джинсы, куртка, и волосы чистые а перчатки из чистой кожи. И мне отчаянно стыдно, но ведь я все сделаю как надо, правильно? И Снейк уйдет отсюда и будет одет не хуже.
- Ты только точно приходи, - тихо говорит он, и даже не приписывает свою просьбу этой змеюке, которая высунула свое раздвоенное жало и покачивает плоской головой, гипнотизируя ухо говорящего со мной паренька. - Даже и без денег, обязательно приходи.

URL
2014-04-25 в 23:18 

[ razzmatazz ]
- Эй, зачем ты носишься с трупом? - Не слушай их, любовь моя! Пойдем, я покажу тебе Венецию...(с)
***
- Приятно познакомиться, барон Кельвин, меня зовут Сиэль!
Большие лучистые глаза стоявшего передо мной ребенка смотрели прямо в мои, наши взгляды пересеклись: его - такой чистый, по-детски открытый, наивный, готовый вобрать в себя все чудеса этого мира, и мой - полный восхищения и тихого восторга. Он сказал это так мило и вежливо - не потому что нужно и следует быть вежливым, а потому что ему самому этого хотелось - быть со всеми хорошим, добрым мальчиком. О, я был так счастлив, сознавая это, чувствуя всей душой, рвущейся навстречу этому ангелу... Я видел его в первый раз, но волнение и трепет захлестнули все мое существо!Я был готов остаться в этом чудесном моменте навечно, провести в нем весь отпущенный мне срок и уйти в мир иной - уйти, смотря в эти ясные глаза!
Однако закончив фразу, ребенок быстро юркнул за спину отца, прижимаясь к нему и даже не выглядывая, чтобы подарить мне хотя бы еще одну единственную улыбку.
- Извините моего сына, барон, - мягко улыбнувшись, попросил меня тогда Винсент Фантомхайв. Улыбался он не мне, а маленькому Сиэлю; стоя прямо напротив меня Винсент Фантомхайв не удостоивал меня даже своим взглядом. - Незнакомые люди пугают его, и к тому же, Сиэль несколько слаб здоровьем, поэтому не такой активный, как его сверстники...
Я был бы не против послушать еще про прекрасное дитя, которое находилось рядом с нами, но тут Сиэль отпрянул от отца и, издав восхищенный возглас, бросился к высокому статному мужчине в безупречном костюме. Помню, светлые волосы незнакомца были собраны в аккуратный хвост на затылке.
- Дядя Клаус! - кричал мальчик, - Как здорово, что ты приехал!
Мужчина подкидывал Сиэля высоко в воздух, ловил в свои объятия и, смеясь, заверял, что он тоже рад видеть своего прелестного дорогого племянника.
Я тогда стоял и смотрел на них: на прекрасного ребенка на руках у прекрасного мужчины... Еще один, Винсент Фантомхайв, всего пару мгновений назад стоявший возле меня... И пусть он не смотрел на меня, ну что же, но он говорил со мной, обращался непосредственно ко мне и рассказывал про восхитительного Сиэля... И вот я смотрел как он уходит, не сказав мне напоследок даже каких-то банальных вежливых фраз, идет прямо к тем двоим и становится рядом, такой прекрасный и совершенный. Безупречный. Безупречные.
Они все были такими красивыми, такими идеальными.
Я смотрел - и не мог отвести глаз от этой троицы. Все остальные перестали существовать для меня, а они - они напоминали сияние бледной луны посреди вечного мрака. Такие же таинственные и недосягаемые. И когда осознание пронзило мой затуманенный мозг, я понял: мне никогда не приблизиться к этим людям, никогда не стать одним из них. Эти люди особенные. Я не мог понять, чем же именно они отличались от других, но они были совсем не такие... И мои глаза видели только их, следили за ними, искали всюду. Я старался понять их и мир, в котором они живут. Меня интересовало все, что хоть как-то касалось семьи Фантомхайв, я старался приблизиться к ним, разделить их интересы.
Но я видел, чем встречались мои попытки - презрением и отвращением.
Благоухающие цветы, отравленные ядом, цветы, прекрасные настолько, что их неземная красота отвлекала от усаженного шипами гибкого стебля.
Я приходил в приют, место, где отдыхал телом и душою среди своих милых маргариток, юных созданий, рядом с которыми раньше мог забыться и насладиться их красотой и хрупкостью. Но теперь чужая красота была лишь напоминанием о моем собственном несовершенстве, о неправильность черт моего лица, несуразном строении тела.
Его хрупкое тело, его совершенная красота... Порой мне казалось, что это такой непростительный грех - держать его здесь, на одной земле со мной, с нами, со всеми людьми, недостойными находиться рядом с ним. порой я думал, что мне стоит отправить эту луну ввысь, чтобы она медленно поднялась наверх... Все выше, выше... пока не засияет своим бледным светом на нас, смертных, с высоты своего небесного величия. Я пытался, о, я пытался помочь ему уйти. Но отпустить до конца... Я просто не был в силах. Только не снова, не теперь, когда эта луна в моих руках, когда я могу касаться ее, оставлять на ней следы своих прикосновений, погружаться в это мягкое свечение...
А потом он исчез. Я просто пришел, и его не было там, в моей скромной обители, где я провел с ним столько блаженных мгновений.
Его забрали, и он опять был так далеко от меня, но в то же время совсем рядом с кем-то другим. Это мучает сильнее всего остального: ведь недостойны мы все, но почему ты там, с кем-то, кто так же жалок как и я, почему не со мной? Если ты можешь жить с теми жалкими людишками, недостойными целовать пальцы на твоих ногах, значит ты можешь остаться и со мной, освещая своим сиянием мое безрадостное существование. Я ведь так старался, пытался изменить свою уродливую оболочку, стать хоть немного красивее. Все для него, чтобы быть достойным этого нежного тела, чтобы хотя бы уменьшить тяжесть греха, совершаемого мною каждый раз, когда я касался своего небесного божества, осквернял его своей уродливой плотью. Но что-то пошло не так, и стало только хуже.
О, если бы я знал, что это случится!
Я бы не колебался более, и позволил бы ему подняться туда, вверх, в темную ночь небес, чтобы ты возвышался над всеми без исключения, Сиэль, мое светило, мой Лунный Мальчик. Тогда я не смог сделать этого, а теперь тебя нет, они забрали тебя. Но я уже все спланировал, я все организовал. Клянусь тебе, неважно чего мне это будет стоить, еще немного, и мы вновь будем вместе. Пусть я не достоин тебя, но лишь мне известно что тебе нужно, чего ты хочешь. И только я помогу тебе освободиться, провожу в последний путь. Только перед этим, позволь мне побыть рядом еще немного. Чтобы с тобой, чтобы вместе - до самого конца.

URL
2014-04-26 в 23:12 

Elly*
Fairytales of yesterday will grow but never die
Спасибо за продолжение. )))

2014-04-26 в 23:17 

[ razzmatazz ]
- Эй, зачем ты носишься с трупом? - Не слушай их, любовь моя! Пойдем, я покажу тебе Венецию...(с)
Elly*, спасибо за прочтение)

URL
2014-04-28 в 14:53 

Maetel
Но разум, верно, утонул в "Дурной Крови".
Автор я вас обожаю:heart: непременно прийду за следующей дозой)))

2014-05-04 в 16:47 

чай с дождем
ты,как дождь-однажды тоже пройдешь
Дорогой,[ razzmatazz ],как же я по Вам скучала!)
С возвращением!
Так много и эстетично я давно не получала удовольствия от фиков.
Наверное со времен вашего исчезновения...
Вы сделали из Сиэля шлюшку,ооочень любопытную эгоистичную шлюшку)Интересный поворот!
Куда вы нас заведете,любезный автор,подобными выходками поворотами?!Аха-ха)Я по вам действительно очень скучала!

возникло желание освежить в памяти все главы...надо удовлетворить потребности ;)

2014-05-05 в 22:44 

[ razzmatazz ]
- Эй, зачем ты носишься с трупом? - Не слушай их, любовь моя! Пойдем, я покажу тебе Венецию...(с)
Maetel, кажется, наши собираются :cool:

чай с дождем, я тоже соскучилась по вот этому моему читателю, очень, вот честно!)
Сиэль не то чтобы шлюшка... Я сейчас объясню.
Он обычный мальчик, начинающий интересоваться вопросами секса, и желающий попробовать это взрослое удовольствие, о котором столько разговоров вокруг. Но учитывая его прошлое в виде насильника-Кельвина и предпочтения, раскрытые в нем Себастьяном, взросление у Сиэля несколько отклонилось от стандартной схемы мальчики-девочки-интересночтоунееподюбкой.
Нет, он определенно не шлюха, но он тот еще эгоист. Он хотел сделать это именно с Себастьяном, уже пришел даже мысленно к тому что да, мне хочется попробовать, я не против. Но именно в этот самый момент Себастьян спасовал, решил проявить осторожность, а Остин оказался под рукой, поэтому... Все именно так, как вышло)

URL
2014-08-19 в 20:08 

Brandy Rayn
Вообще-то, я хотел совершить самоубийство, но, взглянув на тебя, решил, что умирать девственником - некомильфо, так что, может, потрахаемся на дорожку? (с)
Здравствуйте, дорогой автор! Скрою-ка я под кат

2014-08-25 в 21:26 

[ razzmatazz ]
- Эй, зачем ты носишься с трупом? - Не слушай их, любовь моя! Пойдем, я покажу тебе Венецию...(с)
Brandy Rayn, огромное спасибо вам за такой развернутый отзыв к рассказу, не представляете, как приятно читать и знать, что есть читатели, которым он так нравится!)
Я тоже пребываю в большой радости в связи с выходорм третьего сезона, смотрю, перечитываю мангу и думаю: ого-го, как раз по фанфу!))
Насчет продолжения - я сама очень хочу докончить, но то одно, то второе... после 11ой главы надо было сдавать госы и подавать на магистратуру. как отвязалась - уехала в отпуск. Сейчас я в питере, но 31ого поеду к бабушке. Там, думаю, засяду печатать и обрабатывать наброски к 12ой главе. Постараюсь слишком уж не задерживать, хотя куда уж дальше.
Простите уж меня, копушу такую (

URL
2014-08-27 в 23:10 

Brandy Rayn
Вообще-то, я хотел совершить самоубийство, но, взглянув на тебя, решил, что умирать девственником - некомильфо, так что, может, потрахаемся на дорожку? (с)
[ razzmatazz ], я буду с нетерпением ждать! Удачи Вам и побольше вдохновения! :)

2014-09-01 в 21:30 

svukikrasok1020
Люди говорят,что ты изменился,когда ты перестаешь вести себя как им хочется.
Дорогой автор! Я тоже из молчаливых читателей. Начинала читать ваше творение уже не помню где, еще когда у вас ник был другой. Привлекло чувство стиля и очень мерная, повествовательная подача истории. Конечно, расстраивалась, что такой прекрасный текст заброшен. Но что делать, жизнь вносит коррективы. И с каким же наслаждением сейчас смакую последнюю главу! Очень здорово, что третий сезон стал для вас вдохновляющим. Успехов вам, творческих и просто человеческих. И спасибо за то, что щедро делитесь своим миром, фантазией.

2015-02-17 в 01:18 

Kris Law
"...опять, в последний раз, неуловим для рук, невидимый для глаз, я превращаюсь в звук" (с)
:buh: Боже, вы вернулись!.. А я уже год как не обновляла ваш дневник.
Мечты сбываются) Спасибо)
*приобретённый за время вашего отсутствия читатель-фанат*

2015-07-07 в 16:25 

Brandy Rayn
Вообще-то, я хотел совершить самоубийство, но, взглянув на тебя, решил, что умирать девственником - некомильфо, так что, может, потрахаемся на дорожку? (с)
Дорогой автор, мы можем рассчитывать на продолжение или уже нет?..

2016-09-16 в 20:33 

Пожалуйста, на пропадайте, верните меня в эту вселенную, автор! Оторваться от прочтения не возможно, а спустя время после,сюжет, персонажи и ваша манера письма просто не выходят из моей головы! Эта работа - алмаз, среди гальки. Она не может так и остаться заброшенной! Молю, не допустите этого!((

URL
2016-09-16 в 20:35 

Я отписался вам на фикбуке, в лс. Пожалуйста, загляните туда

URL
   

7-under-the-pillow

главная